четверг, 20 ноября 2014 г.

ТЕОРИЯ МАЛЬТУСА И ПРОБЛЕМЫ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ ЗЕМЛИ

Общие сведения. "Демографический взрыв".
Важнейшей проблемой человечества в наше время является увеличение численности населения Земли. Острота этой проблемы различна для разных регионов, но в целом она специфична для нашей эпохи. Несмотря на скудность исторических документов, известны некоторые особенности демографической истории человечества. Различные палеонтологические и археологические данные позволяют получить довольно точные оценки численности населения Земли даже для далекого палеолита.
Полагают, что примерно миллион лет тому назад она не превышала 125 тысяч, сто тысяч лет назад достигла первого миллиона человек, к концу эпохи палеолита (примерно 15 тысяч лет до нашей эры) — около трех миллионов, а к концу неолита (2 тысячи лет до нашей эры) — 50 млн человек. На протяжении мезолита народонаселение возрастало приблизительно на 15 % за каждые 1000 лет, в неолите — на 40 %. Появление оседлого земледельческого общества сопровождалось увеличением численности населения, и в начале нашей эры на Земле уже насчитывалось около 230 млн человек. В первом тысячелетии нашей эры рост населения замедлился, и в 1000 году на планете жили 275 млн, в 1500 году — 450 млн, в 1800 — 900 млн, в 1840 году — 1 млрд, в 1900 году — 1 млрд 617 млн человек. В 1987 г. на планете появился 5-миллиардный житель. Организация Объединённых Наций объявила 11 июля 1987 года датой рождения пятимиллиардного жителя, а в 1999 году насчитывался уже шестимиллиардный житель Земли.
Из анализа известных данных можно сделать вывод, что численность населения возрастала по экспоненциальному закону. Такой рост имеет место, когда численность населения характеризуется постоянным процентом прироста от всего количества за каждый промежуток времени. Причем одним из основных недостатков человечества является неспособность понять все последствия такого роста. Так, в течение нескольких первых миллионов лет истории человечества численность населения росла экспоненциально, но медленно — со средней скоростью 0,002 % в год. С тех пор скорость возрастания численности существенно увеличилась и достигла наивысшего уровня в 1970 году — 2,06 %.
Итак, в течение двух миллионов лет численность населения возросла до одного миллиарда человек, в течение последующих 130 лет увеличилась еще на один миллиард, следующие 30 лет дали третий миллиард, еще через 15 лет - четвертый и за последние 12 лет — пятый. К 2000 году численность населения превысила 6 млрд человек, а к 2007 году - 7 млрд. Именно такой быстрый рост привел к тому, что в настоящее время половина населения не умеет ни читать, ни писать; один из каждых пяти человек голодает, а каждый шестой — не имеет жилища; каждый четвертый человек испытывает недостаток в питьевой воде; каждый третий не обеспечен коммунальной службой, не получает соответствующей медицинской помощи и не имеет топлива для приготовления пищи и обогрева.
Естественно, что рост населения в более развитых и в менее развитых странах различен. Необходимо также иметь в виду, что проблема перенаселения возникает тогда, когда люди используют ресурсы таким образом, что возникающая при этом деградация окружающей среды представляет угрозу для системы жизнеобеспечения.
"Демографический взрыв" XX века является результатом, прежде всего, резкого снижения смертности во всех возрастных группах при сохранении высокой рождаемости, которая наблюдается, главным образом, в развивающихся странах, на них приходится до 80 % всего прироста населения. Показатель смертности тесно связан с уровнем социально-экономического развития той или иной страны, материальным положением населения, состоянием здравоохранения. Развитие медицины значительно сократило влияние инфекционных заболеваний, снизило вероятность возникновения эпидемий и увеличило среднюю продолжительность жизни.
Статистические данные показывают, что продолжительность жизни человека постоянно увеличивается. Так, в палеолите большинство людей умирало в возрасте от 20 до 40 лет; безусловно, малая продолжительность жизни у женщин была обусловлена высоким процентом смертности при родах. Средняя продолжительность жизни во времена Римской империи оценивается в 25 лет, в средние века — 30 лет, к началу XX века в развитых странах она поднялась до 50 лет.
Основной причиной низкой средней продолжительности жизни вплоть до начала нашего века оставалась высокая детская смертность. В настоящее время средняя продолжительность жизни человека и Европе, и Северной Америке составляет 70—75 лет, в Латинской Америке – 50—55 лет, в большинстве азиатских стран (кроме Японии) – 40—50, в Африке — менее 40 лет. В подавляющем большинстве государств женщины живут дольше мужчин. Средняя численность мужчин в мире несколько превышает численность женщин (соответственно 50,2 и 49,8 %). Однако в европейских странах женщин больше, чем мужчин, что в значительной степени связано с потерями мужского населения во время мировых войн. Для большинства развивающихся стран характерно преобладание мужчин.
Население азиатского континента составляет более половины всего человечества, из которой две трети — жители Китая (1 млрд 400 млн) и Индии (более 1 млрд 200 млн). Наибольшая плотность населения — в Европе (более 100 чел. на 1 кв. км), а по отдельным государствам — в Бангладеш (740 чел. на 1 кв. км). К числу стран с очень высокой плотностью населения относятся также Южная Корея (430 чел. на 1 кв. км), Нидерланды (400 чел. на 1 кв км) и Япония (330 чел. на 1 кв. км). Однако усредненные по континентам или даже по странам показатели не дают истинной демографической картины в смысле антропогенного давления на природную окружающую среду.
Например, в Египте 95 % населения сосредоточено всего лишь на 5 % территории страны, где плотность превышает 1000 чел. на 1 кв. км. Остальная территория — практически пустыня с редкими малонаселенными оазисами. Демографическая неравномерность характерна для бывшего Советского Союза и для России. По данным 1988 года средняя плотность населения в СССР составляла 12,8 чел. на 1 кв. км и колебалась от 130 (Молдавия, Аджария) до 0,02 чел. на 1 кв. км (Эвенкия). В России — 8,7 чел. на 1 кв. км, в Саратовской области — 25 чел. на 1 кв. км. 
Демографическая неравномерность планеты определяется комплексом исторических и природных факторов, причем среди последних ведущее значение имеют климат и почвенный покров. Наибольшая плотность населения наблюдается, как правило, в "мягких", умеренных районах, в долинах и дельтах великих рек мира, характеризующихся плодородными почвами.
По демографическому признаку можно выделить четыре большие зоны:
1) Европа, Япония — высокая плотность и слабый прирост;
2) Россия (бывший СССР), Северная Америка, Южная Америка, Океания — низкая плотность и слабый прирост;
3) Центральная и тропическая Америка, Африка, Ближний и Средний Восток — низкая плотность и быстрый прирост;
4) Индия, Китай, Юго-Восточная Азия — высокая плотность и быстрый прирост.
При существующих темпах прироста населения его удвоение произойдет через 70 лет. Но "зенит" демографического взрыва, как считают специалисты, пройден, и началось снижение относительного прироста. Предполагается, что стабилизация населения мира будет достигнута к середине XXI века, и население не превысит 10 млрд человек, т. е. будет примерно вдвое больше нынешнего. Всего через 25 лет удвоится население Африки, Ближнего и Среднего Востока (Бруней — 11 лет, ОАЭ и Катар — 13 лет), в то время как Европе для этого понадобится 282 года, а, например, Ирландии — 1000 лет. Но стоит помнить о СПИДе (кстати, появление СПИДа рассматривается некоторыми учеными именно как реакция природы на избыточный рост населения планеты). В частности, Африка является наиболее зараженным континентом, поэтому продолжительность жизни там резко снижается. Это может сильно сказаться на численности населения, поэтому перспективы пока неясны.
Проблемы развивающихся стран с бурно растущим населением достаточно наглядны. Новых людей надо кормить, учить, лечить, обеспечивать жильем, готовить для них рабочие места... Прирост населения означает необходимость новых затрат, так называемых "демографических инвестиций". В связи с этим темпы экономического роста снижаются: слишком большая часть прироста национального дохода, а то и весь он уходит на поддержание жизненного уровня народа на уже достигнутой ступени. Поэтому быстрый рост численности населения стал причиной появления устрашающих прогнозов о вероятном перенаселении и гибели Земли.
Теория Мальтуса
Первая попытка оценить динамику численности населения и ответить на вопрос, сможет ли Земля прокормить всех живущих на ней, связана с именем Томаса Роберта Мальтуса (1766—1834) — видного представителя классической политической экономии Англии. Он пришёл к мысли, что если рост населения ничем не сдерживается, то население будет удваиваться каждые 25—30 лет, и что люди размножаются быстрее, чем возрастают средства существования.
Т. Мальтус утверждал, что численность населения увеличивается в геометрической прогрессии, в то время как ресурсы, необходимые для пропитания этого населения — в арифметической. Поэтому рано или поздно эти графики пересекутся, и наступят голод, войны, болезни. В действительности замеченная тенденция переходит на определённом этапе в прямо противоположную: повышение уровня жизни ведет к снижению рождаемости и не только к стабилизации численности населения, но и к абсолютному ее снижению.
Несколько слов о Томасе Мальтусе
Работы ученого формировалось в основном в первой четверти XIX в., но результаты его научных изысканий и ценны  для современной экономической теории. Родился Томас Мальтус в сельской местности вблизи Лондона в семье помещика. Его отец был человеком образованным, водил знакомство с философами и экономистами своего времени.
Как младшему сыну Т. Мальтусу по обычаю предназначалась духовная карьера. Поэтому неслучайно, что, закончив колледж Кембриджского университета, он принял духовный сан и получил в сельском приходе место второго священника. Однако молодой Мальтус, всегда тяготевший к науке, с 1793 г. стал одновременно преподавать в колледже. При этом все свое свободное время он целиком посвящал исследованию захватившей его еще в юношеских беседах и дискуссиях с отцом проблемы взаимосвязи экономических процессов с природными явлениями.
В 1798 г. появилась анонимно опубликованная книга под названием "Опыт о законе народонаселения". Ее автором оказался неженатый молодой пастор — будущий ученый-экономист Т. Мальтус, вызвавший на себя неисчислимые нападки. Во многом по данной причине, а точнее для улучшения своего произведения, он в течение 1799—1802 гг. совершает путешествие по ряду государств Европы. И спустя пять лет, на этот раз под своим именем, в 1803 г. выпускает второе издание этой книги (всего при его жизни вышло шесть изданий нарастающим раз за разом тиражом).
Талант Мальтуса как ученого-исследователя и преподавателя с более чем десятилетним стажем не остался незамеченным. В 1805 г. он принял предложенную ему кафедру профессора современной истории и политической экономии во вновь созданном колледже Ост-Индской компании, где исполнял также обязанности священника. Т. Мальтус, как и другие классики, основную задачу политической экономии видел в приумножении, благодаря, прежде всего, развитию сферы производства, материального богатства общества. Вместе с тем определенной особенностью его воззрений в этой связи явилась впервые принятая попытка увязать проблемы экономического роста народонаселения, ибо до него в экономической науке считалось как бы "бесспорным", что в условиях либеральной экономики чем больше численность населения и темпы его роста, тем якобы благотворнее это скажется на развитии национального хозяйства, и наоборот.
В книге первой Т. Мальтус определяет закон народонаселения как проявление во всех живых существах постоянного стремления размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи. И именно исследованию последствий этого великого и тесно связанного с человеческой природой закона, действовавшего неизменно со времени происхождения обществ, Мальтус посвящает свой труд "Опыт о законе народонаселения".
Сравнивая "стремление размножаться" у человека и животных и растений, автор утверждает, что побуждаемый инстинктом размножения, человек удерживается голосом разума, внушающим ему опасения, что он не в состоянии удовлетворить потребности своих детей. Если он уступит этому справедливому опасению, то нередко это будет "в ущерб добродетели". Если же наоборот, одержит верх инстинкт — население возрастет быстрее, чем средства существования, а следовательно, по необходимости, оно должно вновь уменьшиться. Таким образом, недостаток пропитания, считает Мальтус, является постоянным препятствием к размножению человеческой породы.
По существу, сама теория состоит из трех положений:
1) биологическая способность человека к продолжению рода превосходит его физическую способность увеличить свои продовольственные ресурсы;
2) те или иные ограничения роста населения — принудительные или предупредительные — действуют всегда;
3) конечный предел воспроизводственной способности населения определяется ограничением по продовольственным ресурсам.
Первое из этих положений — ключевая первичная аксиома; второе и третье — фактически выводятся из первого. Недостаток средств существования есть конечный ограничитель не в том смысле, что он действует после всех остальных, но в том, что остальные ограничители рассматриваются как проявление нехватки продовольствия. Это относится и к предупредительным факторам, так как Мальтус не сумел объяснить добровольное ограничение численности населения никакими иными мотивами, кроме страха перед голодом.
Идеи Мальтуса получили немедленный отклик именно потому, что были чрезвычайно просты и не требовали ни создания новой аналитической концепции, ни фактографических открытий. Казалось, все, что он сделал, — это свел воедино несколько хорошо известных жизненных фактов и сделал из них необходимые выводы. В самом деле, разве население не растет всегда лишь постольку, поскольку оно может себя прокормить? И разве бесконтрольное размножение человека не привело бы вскоре к невозможной ситуации при любом темпе роста средств существования?
Знаменитое противопоставление двух видов прогрессий, предложенное Мальтусом, — геометрической для прироста населения и арифметической для прироста продовольствия — действовало с гипнотической убедительностью лозунга или рекламы. Легко было увидеть: "даже поверхностное знакомство с цифрами покажет", как говорил Мальтус, что если прирост выражается сложным процентом, то самое малое конечное число при самом низком темпе в конце концов станет больше самого большого числа, рост которого выражается простым процентом (сравните: 2 + 4 + 8 + 16 + 32...и 1000 + 1003 + 1006 + 1009 + ...).
Добавочное население будет воспроизводиться дальше (отсюда и сложный процент), а прироста добавочных продовольственных ресурсов не будет. Следовательно, при любой исходной ситуации вскоре "все билеты будут проданы". Читатель в такие моменты не склонен вспоминать о том, что в реальной жизни просто не бывает бесконтрольного роста населения биологически предельным темпом, а потому все такого рода выкладки, пусть самые жуткие, оставляют основную гипотезу недоказанной.
Одна из трудностей интерпретации теории Мальтуса состоит в точном определении понятия перенаселенности. Если мы допустим, что Мальтус под перенаселенностью имел в виду ситуацию, когда население слишком велико, чтобы прокормиться отечественным продовольствием, то возможностей внешней торговли вполне достаточно, чтобы прогнать Мальтусов призрак голода. Но иногда Мальтус давал более существенное определение: население слишком велико для достижения максимальной эффективности производства, и сокращение его численности повысило бы среднедушевой доход.В 1920-х годах это положение сформировалось в виде так называемой теории оптимальной численности населения: если население того или иного региона слишком малочисленно для ведения эффективного производства, а разделение труда ограничивается масштабом рынка или, напротив, слишком многочисленно, то очевидно, что может существовать некая промежуточная точка, в которой численность населения оптимальна. Иначе говоря, при которой доход на душу максимален.
Из этой концепции оптимальной численности следует, что тенденция снижения уровня заработной платы до прожиточного минимума свидетельствует о перенаселенности. Эта трактовка теории опирается на совершенно механическое понимание связи между уровнем заработной платы и численностью населения. По мере адаптации рабочие привыкают к более высокому жизненному стандарту; прожиточный минимум поднимается, а рост населения замедляется до тех пор, пока технический прогресс не дает этому процессу новый толчок. Если прожиточный минимум — это не только биологически необходимая сумма благ, но и приобретенные привычки и обычаи, то утверждение, что заработная плата находится на уровне прожиточного минимума, не дает возможности судить о желательной численности населения.
Мальтузианство сегодня
Концепция оптимальных размеров населения — вещь полезная для умственного развития, но справедливости ради следует сказать, что от нее мало прока для решения социальных вопросов. На практике проблема перенаселенности состоит не в том, чтобы убрать разрыв между реальной и оптимальной численностью населения страны, но в том, чтобы направить рост по какой-то оптимальной траектории во времени. Даже если бы удалось обнаружить, что данная страна в какой-то момент оказалась перенаселенной, процесс движения к норме может сместить самую точку оптимума; данная теория ничего не может сказать об оптимальном направлении роста и даже не гарантирует сохранения однажды достигнутого оптимума. Это напоминает проблему динамического равновесия в теории цен, и здесь такое сравнение особенно уместно, так как положительный темп роста народонаселения является, по-видимому, одним из обязательных условий достижения максимального дохода на душу населения, — в указанном смысле оптимальная численность населения есть неизбежно показатель динамический, а не статический.
Достоинство теории оптимальных размеров населения состоит в том, что она обеспечивает аналитическую основу, которая позволяет судить о пере- или недонаселенности. Но она ничего не может сказать по поводу важнейшей проблемы факторов, определяющих рост народонаселения.
Конечно, хорошо известно, что уровень санитарии и развитие медицины влияют на динамику смертности. Менее ясны законы рождаемости. По мальтузианской теории получается, что потомство производится при постоянных издержках — повышение спроса на труд непременно создает дополнительные доходы, превосходящие эти издержки, и таким образом ведет к увеличению рождаемости. Но более реалистично предположить, что издержки "производства детей" возрастают как в смысле текущих затрат на воспитание ребенка, так и в смысле упущенного заработка матери. Рост народонаселения обычно связан с его сосредоточением в городах, где потенциальные заработки матерей растут, школьный возраст удлиняется, и все вместе увеличивает издержки на детей.
В то же время ослабление семейных связей, сопровождающее процесс индустриализации, уменьшает ожидаемую отдачу от детей в виде их расходов на обеспечение родителей в старости. Если сопоставить постоянный рост расходов на воспитание детей со снижением ожидаемой отдачи, то не приходится удивляться тому, что в промышленно развитых странах рождаемость есть убывающая функция от национального дохода. Исходя из такого рода простейших соображений, можно было бы построить экономическую теорию роста народонаселения в духе классической экономической науки.
Однако никто из экономистов после Мальтуса, по крайней мере до самого последнего времени, не пошел по этому пути. Снижение рождаемости во второй половине XIX в. было объяснено внешней причиной: изменением "склонности к продолжению рода". На деле же экономисты попросту перестали заниматься исследованием законов народонаселения. В результате они оказались не готовыми к пониманию ставших крайне актуальными после Второй мировой войны проблем перенаселенности слаборазвитых стран.
Трудности, переживаемые многими слаборазвитыми странами в настоящее время, связаны с тем, что рождаемость у них высока, как в аграрных странах, а смертность низка, как в странах индустриальных. Со временем, по мере экономического развития, эти трудности будут изживаться, как они были изжиты в промышленно развитых странах Европы, но несколько поколений жителей слаборазвитых стран еще будут стоять перед выбором: либо, по Мальтусу, рост их населения будет контролироваться голодом и болезнями, либо им придется так или иначе прибегать к сознательному ограничению рождаемости в конфликте с господствующими религиозными обычаями.
Как всегда, у обоих вариантов есть рьяные приверженцы: неомальтузианцы стоят на том, что в отсталых странах все усилия экономической модернизации следует подчинить задаче контроля над рождаемостью и предпринимать только после успешного решения этой задачи, а некоторые марксисты и большинство католиков отвергают любые попытки контролировать рождаемость, считая этот контроль либо неэффективным без индустриализации, либо аморальным по сути. Современные взгляды на динамику численности населения отражает теория демографического перехода.
Теория демографического перехода
Теория демографического перехода в общем виде разработана Фрэнком Ноутстайном в 1945 г. Теория связывает особенности демографического положения в связи с экономическим ростом и социальным прогрессом в зависимости от четырёх стадий демографического перехода, которые страны и регионы мира проходят в разное время.
1 этап — высокая степень устойчивости — характерен для обществ с присваивающей экономикой. Ему свойственны одинаково высокие коэффициенты рождаемости и смертности и очень незначительный рост численности населения.
Колебания коэффициентов связаны с периодами повышенной смертности, обусловленной отсутствием запасов продовольствия, необходимых для выживания в экстремальные годы, войнами, эпидемиями. Высокая рождаемость является естественной реакцией на высокую смертность.
Во второй половине ХХ века подобная демографическая ситуация характерна для племён охотников и собирателей, проживающих во влажных экваториальных лесах Амазонии, бассейна р. Конго.
2 этап — начальный период роста — характеризуется сохраняющимся высоким коэффициентом рождаемости, снижением коэффициента смертности, ростом продолжительности жизни и некоторым увеличением общей численности населения.
Снижение смертности связано с переходом от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству, т. е. к производящему хозяйству, что позволило создавать запасы продовольствия для экстремальных ситуаций — засух, наводнений. Улучшение продовольственного обеспечения создало условия для прироста населения.
Демографические показатели 2-го этапа характерны сегодня для ряда стран Африки и Латинской Америки, которые пока не достигли уровня экономического развития, когда коэффициент рождаемости начнет снижаться.
3 этап — современный период роста — характеризуется стабилизацией коэффициента смертности на низком уровне и некоторым снижением коэффициента рождаемости. Последнее связано с индустриализацией и урбанизацией, повышением уровня жизни, ростом расходов на воспитание детей, включением женщин в общественное производство, а также распространением медицинских средств регулирования рождаемости. Тем не менее в этот период тенденция роста численности населения сохраняется. Она связана со вступлением в детородный возраст поколений, родившихся при высоком коэффициенте рождаемости.
В конце ХХ века на 3-ем этапе находятся главным образом страны Латинской Америки.
4 этап — низкая степень устойчивости — характеризуется снижением и стабилизацией рождаемости, смертности и численности населения. Первым регионом, вступившим в этот этап демографического перехода, была Европа. В 90-е годы к ней присоединились США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, а также Аргентина и Уругвай. Страны Юго-Восточной Азии, в которых проводится успешная демографическая политика, в ближайшие годы будут иметь аналогичные тенденции. Человечество способно увеличивать экологическую емкость своей среды. Но она ограничена пространством планеты и поэтому не может возрастать беспредельно. Бесконечность роста численности людей грозит демографическим взрывом, катастрофой.
Демографическая характеристика Южного и Северного регионов
Рост численности мирового населения определяется как природными, так и социально-экономическими условиями. Наиболее велики эти отличия между южной и северной частями нашей планеты. Несколько условно к Южному региону относят развивающиеся страны Азии (без бывшего СССР), Африки и Латинской Америки (к югу от США). К Северному региону относят экономически развитые страны Северной Америки (США и Канада), Европы и Северной Азии (восточная часть бывшего СССР и Япония).Южный регион. Здесь сосредоточено примерно 3/4 мирового населения. Самая населенная территория мира — Южная Азия, где расположены обе демографические сверхдержавы: Китай и Индия. В регионе продолжается рост численности населения. Чистый прирост населения (разность между количеством родившихся и умерших) составляет в среднем 1,8 % в год. Это означает, что при таком темпе население Южной Азии удвоится примерно через 40 лет.
Северный регион. Суммарное население региона составляет примерно четверть мирового населения. Самые крупные страны — США и Россия. Рост численности населения почти прекратился: в среднем по региону годовой прирост уменьшился до 0,5 % и продолжает падать, а в Европе он близок к нулевому. Во многих европейских странах (Дания, Германия, Венгрия, Англия и др.) прирост коренного населения полностью прекратился. С начала 1990-х годов к ним присоединилась и Россия, где смертность превысила рождаемость, но это отдельная тема.
Демографические характеристики Южного и Северного регионов разительно отличаются друг от друга. Причины региональных различий следующие: "демографический взрыв" начался примерно во вторую половину XX в, когда после Второй мировой войны большинство бывших колоний стали независимыми государствами, с помощью международных организаций они предприняли энергичные усилия по улучшению жизни населения. Резко снизилась детская смертность, улучшилось общее санитарное состояние жизненной среды населения этих стран (полнее обеспечение его питьевой водой, лекарствами, средствами гигиены и т. п.). Правительства стран Азии и Латинской Америки при поддержке комитетов ООН по проблемам продовольствия и сельского хозяйства (ФАО) предприняли успешные меры по повышению продуктивности сельского хозяйства, получившие звучное название — "зеленая революция". Комитет ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) налаживал в развивающихся странах систему образования детей. Все это существенно ослабило факторы, вызывающие смертность населения, и привело к заметному увеличению экологической емкости природной и социальной среды обитания жителей Южного региона. В экономически развитых странах Северного региона к этому времени смертность и рождаемость почти уравнялись на относительно низком уровне, соответственно, рост численности их населения постепенно замедляется.
Демографическая политика
Необходимость проведения демографической политики — воздействие государства на процессы рождаемости — признана практически всеми странами мира, независимо от демографической ситуации и темпов роста населения. Целью демографической политики является изменение или поддержка существующих в данный период времени демографических тенденций. В зависимости от демографической ситуации существует 2 основных типа политики: направленная на повышение рождаемости (типична для экономически развитых стран) и на снижение рождаемости (необходима для стран развивающихся). Часто практическое осуществление демографической политики сопряжено с трудностями как морально-этического плана, так и нехваткой финансовых средств.
Сравним демографическую политику двух стран — представителей двух частей света — Китая и Германии. Эти страны с совершенно противоположными проблемами.
Имея самое многочисленное население в мире, КНР в течение всего периода своего существования и, особенно, в последние десятилетия испытывала огромное воздействия демографического фактора на социально-экономическое развитие страны. Необходимость решения вопросов, возникающих в связи с существованием огромного по численности населения страны, вынуждает китайское руководство проводить демографическую политику, направленную на ограничение рождаемости.
Для осуществления контроля над рождаемостью в начале 80-х годов принят целый ряд законов и правительственных постановлений. С первого января 1981 года вступил в силу новый закон о браке, который предусматривает повышение возраста вступления в брак с 20 до 22 лет для мужчин и с 18 до 20 лет для женщин, а также положения относительно ограничения рождаемости.
В настоящее время однодетная семья рассматривается китайским руководством в качестве единственно возможного метода оптимизации воспроизводства населения. Однако исследование современной демографической ситуации в КНР и репродуктивного поведения китайского населения показывает, что в настоящих условиях население еще не готово к восприятию и реализации установок на однодетную семью. Осуществление этой политики сталкивается с большими трудностями, особенно в сельской местности, где население ориентируется не менее чем на двухдетную семью. По материалам выборочного обследования крестьянских семей в провинции Хубэй иметь одного ребенка желают лишь 5 % семей, 2-х детей — 51 %, 3-х и более — 44 %.
В противоречие с осуществлением политики однодетной семьи вступает и введение системы производственной ответственности. Закрепление отдельных участков земли за отдельными семьями способствует заинтересованности крестьян в увеличении размеров семьи, особенно за счет мужских рабочих рук. При таких формах организации сельскохозяйственного производства рост материального благосостояния создает условия для содержания большего количества детей, что приводит к закреплению традиций многодетности, характерных для Китая. В китайской печати признается, что система производственной ответственности "нанесла удар по планированию рождаемости".
Изменения в естественном движении населения (существенное снижение рождаемости, уменьшение смертности и естественного прироста населения) стали проявляться особенно заметно в 70-х — начале 80-х годов. Тем не менее удержание численности населения к 2000 году на уровне 1,2 млрд человек, согласно планам китайского руководства, не предоставляется возможным. По данным треть населения КНР приходится на возрастную группу от 10 до 23 лет, что может привести в ближайшие годы к "новому буму деторождения".
В настоящее время в Германии отмечается низкий уровень рождаемости, не обеспечивающий смену поколений. Снижение рождаемости в Германии в 1978 г. достигло уровня, никогда ранее не отмечавшегося ни в одной стране мира (9,4 родившихся на 1000 человек). Демографические показатели говорят о неблагополучии в стране. Германия ведет политику поощрения рождаемости. Правительство ФРГ в 1974 г. разрешило распространение контрацептивных средств и сняло ограничения на аборты в первые три месяца беременности, однако в начале следующего года Верховный суд страны признал неконституционным разрешение абортов "по желанию" и ограничил право на них только "медицинскими показаниями" или другими чрезвычайными обстоятельствами. В наше время в Германии принята сложная система поощряющих мероприятий демографической политики, которая делится на три основные группы:
— семейные пособия и надбавки;
— пособия при родах;
— жилищные льготы.
Две рассматриваемые нами страны, как было уже подчеркнуто, ведут противоположную демографическую политику. Это связано, прежде всего, с тем, что в данных странах имеют место совершенно различные проблемы. В Китае численность населения с каждым годом увеличивается довольно быстрыми темпами, поэтому основные акценты ставятся на снижение рождаемости, на четкое планирование семьи: "Одной семье — один ребенок!"
В Китае семья, имеющая больше одного ребенка, не получает пособий и льгот, тогда как семья, имеющая одного ребенка, располагает различными преимуществами. В Германии — наоборот: семья, имеющая больше одного ребенка, получает ряд льгот, которые позволяют, например, работать одному из родителей и, несмотря на это, жить в полном достатке.
Огромное население придает всем проблемам в Китае масштабность, глубину, необычайную остроту и настоятельность. Трудно управляемый рост населения в значительной степени вносит элемент стихийности и в развитие общественного производства. Сейчас становится очевидным, что, не добившись стабилизации численности населения, невозможно достичь заметных результатов в решении других социально-экономических проблем.
Превышение смертности над рождаемостью является центральным вопросом демографической политики в Германии. Этот вопрос нужно решать, пересмотрев социально-экономическую ситуацию в стране. Он становится актуальным для ряда стран, и это может иметь весьма неблагоприятные последствия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.